Петр Семилетов


ВОЗМЕЗДИЕ


трагедия в одном действии


Действующие лица:


Дмитрий Евлампиевич Жужел – старый поэт

Игорь Можжечков – молодой поэт, падший


Место действия представляет собой зал с толстыми колоннами. Посередине трон или на худой конец массивный деревянный стул с высокой спинкой. На нем восседает Дмитрий Евлампиевич, в тоге, держа в руке лиру, и на голове имея лавровый венок. Лицом выражает спокойную мудрость.

За окнами, напоминающими бойницы, сверкает молния, несколько раз звонко бьет гром. На сцену вползает, в мокром хитоне, Можжечков. Он делает полукруг, непрерывно всхлипывая, наконец останавливается перед Жужелом, склонив голову.


Можжечков: Прости меня, духовный мой отец! Я с прозой согрешил и вот плоды паденья! (быстро достает из складок одежды бумагу, свернутую трубкой, и подает ея Дмитрию Евлампиевичу).


Жужел, хмурясь: Встань, пиит!


Можжечков: Я даже глаз поднять не смею!


Жужел: Мне трудно вскакивать и через миг опять садиться. Не всякой старости присуща резвость лани молодой. Давай мне рукопись скорее. Что это, в каком ты жанре запятнался?


Можжечков (встает и вручает бумагу): Психологический роман...


Жужел (развертывая и перебирая в руках несколько листов): А что так мало?


Можжечков: Это лишь начало! Я всё произведенье не осмелился принесть!


Жужел (потрясая рукописью): И сделал правильно! В сим храме для позорной прозы ненависти нет, как нет и одобренья. Согласен твой позор забыть – позволь страницы эти для закрывания варенья банок приспособить! Крыжовник у меня в саду уже поспел.


Можжечков: Вот здесь "созрел" я был поставил...


Жужел: Не похвально, когда младенец поучает деда!


Встает с трона, обходит вокруг Можжечкова, сверля его взглядом.


Можжечков (падая на колени): Каюсь! Я весь крыжовник съел, когда в таинственной ночной прохладе ожидал свиданья с вашей дочерью Алёной! Она спускалась на веревке, сотканной из простыней...


Жужел: Так знай и ты, о вор крыжовника, лакей проклятой прозы! То я спускался, в парике и поролона под одежду наложив!


занавес