Петр 'Roxton' Семилетов

10 июля 2003


ШЕЛКОВИЦА


Опять же, о единении с природой. Когда Сумятин ушел на пенсию, то решил стать эдаким садоводом-любителем. Продал квартиру почти в центре города, и купил себе частный дом на улице Мичурина. Дом с садом, прямо на крутом склоне холма. Там наверх, до забора ботанического сада, ведет лестница самодельная, из досок и подпорок, а сад расположен как бы ярусами. Прямо висячие сады Семирамиды.

Время от времени Сумятин искал себе некую "пожилую вдову", чтобы вместе вести хозяйство, и познакомился даже по газетному объявлению с некой бывшей монахиней. Пригласил он ее к себе домой. Монахиня пришла отчего-то с головой сыру. В кульке. И вот начала она бегать по саду за Сумятиным, раскручивать сыр и повторять: "Все равно тебя, Антихрист, достану!". Сумятин неким обходным маневром выбежал за ворота, монахиня – следом за ним, Сумятин от нее оторвался, сделал крюк, вернулся домой и калитку в воротах запер на два засова. С тех пор он ни с кем не знакомился, а выходя на улицу, опасливо глядел по сторонам – не поджидает ли его монашка с сыром.

Летом, в июне, задумал Сумятин удивительное мероприятие – пригласил всех бывших сотрудников своих на шелковицу. Она поспевала, и он, значит, решил всех угостить. Ничего другого он не имел в виду, однако сотрудники решили, что намечается богатая поляна, и согласились придти.

Сумятин начал готовиться к действу месяц загодя. Вымыл окна, починил несколько ступенек на лестнице, а потом случилось непредвиденное. Уровень фекалий в яме под деревянным домиком сортира поднялся почти вровень с дырой. Непонятно, что послужило тому причиной. Сумятин списал все на грунтовые воды. Он начал звонить в особую службу. Там ему ответили, что машина в ремонте. Машина – это такой грузовик с цистерной и шлангом. Ездят, выкачивают, кому надо.

– А когда починят? – осведомился Сумятин.

– Когда починят, тогда и будет, – ответили ему и бросили трубку.

– Как?! Что?! – запыхтел Сумятин и тоже бросил трубку. Звонил он из таксофона под навесом, в метрах сорока от своего забора. Год назад здесь стояла будка, в которой Сумятин мужественно оборонялся от атаковавшего будку козла. Козел, здоровенный зверюга, выбил в будке все стекла, кроме верхних, и сильно поранил Сумятина – он потом весь в синяках ходил.

Делать нечего. Вернулся Сумятин домой и стал думать. Надумал – перенести сортир в другое место. Но для этого нужно выкопать яму. Пошел в сарай, взял лопату. Выбрал место на одном из ярусов, там, где земля поплоше. Потому что в черноземе у него кусты крыжовника росли. А еще грядки были, с редиской, укропом. Настоящий феодал.

Поплевал Сумятин на ладони, принялся копать. Ногой еще себе помогает, на лопату давит. Сам на уме представляет, как будет проходить День шелковицы. Вот он, хозяин ситуации, ходит среди гостей, в сооруженной из газеты шапке. Показывает им – вот тут у меня малина, вот тут – яблоня, сорта "Бульдонеж". А вон, видите, там, нет, левее – это "Антоновка". Затем Сумятин демонстрирует им трюк. Ложится на спину под шелковичным деревом, раскрывает рот, хлопает в ладоши, и оп! прямо в хавало ему падает ягода. Все смеются, апплодируют, кто-то произносит басом: "Ну, здоров, здоров!". Сумятин поднимается и лихо сбивает газетную шапку набекрень. Глаза его играют весельем.

Тут лопата по чему-то чиркнула. Сумятин подумал, что это корень. Стал копать более жестко. Через минуты три обнаружилось, что это кости. Сумятин увидел нижнюю челюсть с голыми, длинными зубами. Ну и дела.

К вечеру он выкопал пять скелетов. Из одежды на костях висели какие-то ниточки. Сумятин как выкапывал очередной остов, так накрывал его принесенными из дому кульками для мусора – черными и ароматическими. Можно было позвонить в милицию. Но. Сумятин этого не сделал.

Через месяц он привечал гостей. Повел их в сад, к мрачному, выкрашенному в бордовый цвет сараю. Отпирая запор, предупредил:

– Нервным прошу взять нашатырь. Комната страха.