Петр Семилетов


РЕЛИКВИЯ

(сантехническая пьеса)


Действующие лица:


Иван, Лена – супруги лет тридцати.

Михаил – их сын, на вид годов пятидесяти, одетый по самой подростковой моде. Патлатый, с залысинами.

Бабушка – мать Ивана.

Сантехник Кузьмин.

Сантехник Вася.

Несколько санитаров и доктор.

Девушка Михаила.



ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


Занавес открывается.

На сцене, в обращенной к зрителю будке из трех штор, стоит унитаз. Будка олицетворяет туалет. Небрежно расставлены диван, мягкое кресло, пара стульев. Справа есть дверь – выход из квартиры.

Иван и Лена молча стоят в отдалении. Иван держится рукой за лоб, закрыв глаза. Лена смотрит вверх.

Занавес закрывается.



ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ


Те же лица, принявшие более свободное положение. Входит Михаил. Родители оживляются.


Михаил: Маменька! Папенька!


Иван: Ну что, купил герметик?


Михаил (достает из кармана тюбик, протягивает отцу): Вот, сдачу оставляю себе.


Иван: Жирно! Отдай деньги!


Михаил: Мне надо! Я пригласил к нам на вечер в гости свою девушку. Так что поторопимся! Поторопимся!


Лена: Ваня, за работу!


Иван подходит к унитазу, вынимает из кармана резиновую перчатку, одевает, выдавливает в унитаз клей и размазывает его пальцем.


Является Бабушка, держит в руке и показывает всем оторванную бумажку с телефоном.


Бабушка: Бог послал нам сантехника! Выхожу – висит на парадном объявление, сантехник высшей категории предлагает свои услуги.


Иван резво стягивает с руки перчатку, вытаскивает мобилку, принимает у Бабушки бумажку и набирает с нее номер. Остальные встают поближе.


Иван: Алло, здравствуйте. У нас случилось горе. У нас случилось горе.


Лена: Дай я. (берет трубку) Доброе утро! Сегодня ночью треснул унитаз. Землетрясение? Мы спали и ничего не чувствовали. На самом деле сын леденец туда уронил. Да, сильно протекает. Мы вычерпали, и сейчас мой муж проклеил трещину герметиком. Надеемся на лучшее.


Иван (выхватывая трубку): Приезжайте быстрее, очень вас прошу!


Михаил: Дя!


Лена (снова забирает мобилу): Записывайте адрес. Улица Весенняя, дом двадцать один, дробь "Б". Да, дробь "Б".


Иван: "Б" как "боров"!


Лена: Спасибо. (ко всем) Он сейчас приедет.


Занавес.



ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ


Всё те же на сцене, в крайнем напряжении. Склонив головы, расхаживают взад-вперед. Иван время от времени останавливается и чешет подбородок. Бабушка пересаживается со стула на диван, с дивана в кресло. Михаил пытается делать акробатическое колесо.


Михаил: Ма, смотри!


Лена (отмахивается): Не до тебя!


Раздается звонок!

Все мечутся, заламывают руки, хватаются за головы, сталкиваются, падают, поднимаются. Из двери появляется Кузьмин.


Кузьмин: Было открыто, я вошел. Кузьмин Евгений Евгеньевич, сантехник.


Лена: Миша, ты не закрыл дверь!


Иван: Здравствуйте! Вы наш спаситель!


Кузьмин: Еще нет. Так-с, где тут пациент?


Бабушка (указывает на туалет): Вот.


Кузьмин: Отлично.


Подходит, оценивающе смотрит, склоняет голову то в одну сторону, то в другую.


Кузьмин (вздохнув, говорит): Ясно! Ну что, будем ломать. Несите тряпки.


Лена и Михаил покидают сцену. Сантехник начинает плавно делать каратэшные движения.


Кузьмин: Это я тренируюсь.


Бабушка: А сколько вы берете за работу?


Кондратьев: Не волнуйтесь, цена справедливая. И потом я знаю – вы меня не обидите.


Иван: Не обидим! Уважим!


Бабушка: А что же, вы старый унитаз сломаете, а ведь новый еще не принесли.


Кузьмин: Так у меня с собой.


Бабушка: Где?


Кузьмин: Надувной унитаз, в кармане лежит. Китайцы придумали!


Кузьмин продолжительно и натужно смеется. Возвращаются Лена и Михаил с тряпками.


Лена: Годятся?


Кузьмин: Подойдет, бросайте сюда. (показывает на туалет)


Бабушка: Подождите, а вы не забыли, что этот унитаз – реликвия? Он имеет историческую ценность.


Лена: Какую?


Бабушка дергает головой, намекая – мол, надо поговорить, отойди в сторону. Дёргает и дёргает. Еще и глазами моргает. Лена подходит к ней, обе становятся лицом к зрителю. Сантехник на заднем плане продолжает тренироваться в каратэ.


Бабушка: Мне не нравится этот молодой человек.


Лена: Я не собираюсь за него замуж!


Бабушка: Всё равно, (начинает чеканить слог) мне не нравится этот молодой человек.


Лена: Так что делать?


Бабушка: Он развалит старый унитаз, а нового у него нет. Он мошенник.


Лена: Какая ему выгода? Он же не взял деньги наперед. Расплатимся, когда всё сделает.


Бабушка: Я где-то слышала, что орудует сумасшедший маньяк, который втирается в доверие, проникает в дом, ломает унитаз и спасается бегством.


Лена: Мама, вы как-то литературно стали выражаться. "Спасается бегством!". Много читаете!


Бабушка: Лена, не попрекай! Я пожила на свете, видела разных людей, и этот – он мне не нравится! Ты еще помянешь мои слова.


Бабушка (поворачивается к сантехнику): Чаю?


Кузьмин: Спасибо, от пивка не откажусь! Холодного.


Михаил: Я всё выпил! (отвешивает отцу подсрачник)


Иван: За что?!


Михаил: Так, детство заиграло!


С Кузьминым начинает твориться нечто невообразимое. Он сосредоточенно вытягивается струной, проводит сверху до пояса руками и хрипит. Потом издает лающие звуки и резко машет руками вокруг себя. Наконец, крича "кия-ааааа", бежит к унитазу, подпрыгивает и бьет его ногой.

Падает, хватается за ногу и качается по полу.

Занавес опускается.



ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ


На сцене те же, кроме Кузьмина. Унитаз стоит цел и невредим. На полу – деревянный слесарный чемодан.

Из-за "будки" туалета на четвереньках вылезает сантехник Вася. Поднимается на ноги.


Вася: Дело плохо. Будем взрывать цоколь!


Бабушка: Какой цоколь?


Вася: Известно какой! Подождите, сейчас схожу за динамитом.


Выходит.


Лена: Закройте дверь!


Иван и Миша бросаются к двери, щелкают замком, Иван приваливается спиной.

Раздается звонок – дверной.


Иван: Нас нет дома!


Снова звонок.


Иван: Ой-ёй-ёй!


Звонок.


Иван: Ой-ёй-ёй!


Вася (из-за двери): Чемодан мой отдайте!


Лена (домашним): Если мы откроем дверь, он войдет!


Вася (стучит ногой): Вы просто меня ограбили! Пригласили, забрали дорогой инструмент. Я сейчас вызову милицию.


Иван: Если он в самом деле вызовет, они могут произвести обыск и тогда найдут, что у нас под кроватью!


Бабушка: А что у нас под кроватью? Разве консервация уже противозаконна?


Лена: У вас склероз! Вы всё забыли!


Бабушка: Ну так напомните мне!


Занавес опускается.



ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ


Те же, нет чемоданчика, но есть сантехник Кузьмин, он лежит на полу, задрав ушибленную ногу, и спустя секунд 10 истошно кричит, после чего нога падает, а сам он не движется.


Лена: Он умер от болевого шока!


Иван мечется по сцене то в одну сторону, то в другую.


Бабушка: Я как опытный пожилой человек, советую вам спрятать труп и обо всем забыть, даже не вспоминать в кругу семьи. Ничего не было.


Лена: Лучше всё-таки кого-то вызвать.


Иван: Да, а ты видела, что он каратист? Когда его друзья-каратисты узнают, они подумают, что мы его убили, и придут к нам. Ты хочешь в гости каратистов?


Михаил бросается к Лене, обнимает ее: Мамочка! Я не хочу каратистов в нашем доме!


Иван: Вот! Надо спрятать тело.


Бабушка: Я предлагаю – под диван.


Лена: Но у нас там – консервация.


Бабушка: Съедим.


Михаил о чем-то шепчется с Иваном. Затем они достают из-под дивана банки с вареньями, соленьями. Берут Кузьмина за ноги и начинают тащить к дивану.

Снова занавес.



ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ


Те же лица, без Кузьмина, однако стоит деревянный чемодан.


Лена (к Бабушке): Теперь вспомнили?


Бабушка: Нет. Я же сказала – мы не должны об этом больше говорить, даже между собой.


Иван (кивает): А, а, верно, верно!


Вася (из-за двери): Ну всё, я позвонил, сейчас приедут! Сейчас вы узнаете, как вещи отбирать.


Иван: Надо его впустить!


Лена: Он нам квартиру взорвет!


Бабушка: Выбросим ему чемодан в окно.


Вася: Там дорогой инструмент. Поломается! В жизнь не рассчитаетесь, сволочи.


Лена: Так что же это? Что будем делать?


Михаил: Товарищ! Мы нашли решение. Подождите.


Тихо подходит к двери, медленно отпирает замок, потом делает пару шагов прочь, разгоняется, подбегает к двери и бьет по ней плечом.

Слышится крик Васи и звук падения. Михаил выходит за дверь, втаскивает за ноги в квартиру бездыханного Васю.


Михаил: Динамита при себе не оказалось. На понт брал. Я еще проверил мобилку – никому он не звонил.


Бабушка: Под диван его.


Иван и Михаил утаскивают тело за диван.

Садятся на диван.


Михаил (кладет руку себе на живот): Что-то мне паршиво.


Иван: Мне тоже.


Лена: У вас наверное ботулизм.


Бабушка: От моих консервов не может быть.


Михаил: Ба, ну меня реально плохо.


Ивана начинает корчить. Он высовывает язык, вытягивает ноги, время от времени надувает щеки и говорит: "фух!". Скоро эта же напасть перекидывается на Михаила.


Бабушка: Ботулизм! Лена, звони в скорую!


Лена (звонит по мобилке): Срочно! Два приступа острейшего ботулизма!


Уже через пару секунд – звук сирены, на сцене видны отблески цветных мигалок. Пусть наконец осветители поработают! На сцену через дверь входят доктор, за ним санитары с носилками.


Доктор: Грузите их сюда!


Санитары кладут Ивана и Михаила на носилки, уносят.


Доктор (к бабушке и Лене): Вы ели то же, что они?


Лена: Да.


Доктор: Поедите с нами. У вас тоже скоро начнется приступ.


Сопровождает женщин к выходу.

Снова сирена, но удаляется, а мигалки тускнеют и пропадают. Некоторое время тишина.

Из-за дивана появляется Кузьмин, затем Вася. Воровито оглядываются.


Кузьмин: План сработал. Теперь надо осторожно вынести, чтобы соседи не видели.


Кузьмин подбирается к унитазу и вытаскивает его из будки на сцену, в то время как Вася произносит монолог.


Вася (к зрителям, торопливо): Этот унитаз имеет историческую ценность. Единственное, что осталось от убранства квартиры великого поэта. Следы унитаза потерялись после революции... Годы архивных поисков. Наконец мы вышли на след – барахолка у Сенного рынка, год одна тысяча девятьсот пятьдесят восьмой. Унитаз продан с рук в семью, проживающую в этой квартире. Сам продавец его и установил.


Кузьмин: Хорош трепаться, помогай!


Стук в дверь.


Вася: Звонок есть!


Кузьмин (испуганно): Кто там?


Девушка Миши: Здравствуйте, я к Мише!


Вася: А его в больницу увезли, вместе со всей семьей!


Девушка Миши: А вы кто?


Вася: А мы воры, специализирующиеся на антиквариате.


Девушка Миши: А я – капитан милиции Зыкина! Выходите с поднятыми руками! Сопротивление бесполезно!


Снова сирена, мигалка, но уже другая.

Занавес.



ДЕЙСТВИЕ ШЕСТОЕ


На сцене кроме мебели – пустая будка, отдельно унитаз, и чемодан Васи.


В дверь заходят Лена, Иван, Михаил и Бабушка.


Михаил: Надо было разыграть эту комедию до конца.


Иван: Опасно было бы оставаться в квартире, пока милиция задерживает воров!


Бабушка: Вы могли предупредить нас раньше.


Иван: Я сам не знал, пока Михаил на шепнул мне на ухо.


Лена: А что теперь делать с этим чемоданом?


Все смотрят на чемодан.


Михаил: А вдруг там динамит?


Иван: Надо посмотреть.


Сунулся было к чемодану. Лена удерживает его.


Лена: Не открывай! Вдруг рванет.


Иван (начинает бегать и кричит): Эвакуируемся! Эвакуируемся!


Лена: Давайте выйдем, а потом решим, что делать дальше.


Покидают сцену через дверь. Миша заскакивает на миг, выключает свет и возвращается наружу.

На сцене чемодан и унитаз. Освещены оба, тускло.

Вдруг из чемодана нарастает жужжащий звук. Чемодан начинает медленно двигаться к унитазу. Унитаз загадочно урчит. Тоже движется, но прочь от чемодана и еще медленней. Жужжание чемодана всё выше, громче, напряженнее! А унитаз хлюпает всё быстрее.

Занавес начинает опускаться и закрывает собой сцену раньше, нежели чемодан достигает унитаза.


КОНЕЦ



Киев, 18-20 декабря 2014